Правообладателям    
 
Логин Пароль Регистрация
Забыл пароль?
 
Навигация
Реклама
Последнее на форуме

Архив публикаций
Сентябрь 2019 (1)
Август 2019 (1)
Июнь 2019 (1)
Май 2019 (2)
Апрель 2019 (1)
Март 2019 (1)
 
Счетчики
 

Запомним этот день

6-09-2010, 15:48
Концерт Лорана Гарнье (Laurent Garnier) на день города интересен хотя бы как маленькая и случайная, но все-таки победа добра над злом. Понятно, что основная причина этого – не в том, что городские власти внезапно повернулись лицом к электронной музыке, а в том, что 2010-й объявлен годом Франции в России, а у Гарнье как по заказу через неделю премьера балета с его музыкой в Большом. Но всё равно же приятно! Поди ж ты, не Давид Гетта (David Guetta), и не какой-нибудь безвестный наследник Джо Дассена (Joe Dassin) – а именно такой ведь наша публика представляет французскую музыку. 

"Вечер электронной музыки", как данное мероприятие именовалось на афишах, стартует непривычно рано, в 19-00, и помимо самого Гарнье включает в себя еще два выступления. Афиша непривычно точна – Laurent Garnier (Live), Scan X (Live), Дмитрий Алмазов (Bobina). Бобина это, надо думать, такой способ выступать – играет с бобины, причем с одной. Самое удивительное, что неподалеку висит расписание выступлений – уж совсем невиданная роскошь по меркам нашего городка. И, о чудо, оно соблюдается!

Сет Бобины удалось благополучно пропустить, на площади мы появились примерно к началу выступления Scan X. Француз играет с лаптопа унылый электрохаус, самое интересное в его представлении – собственного изготовления ремикс на "Stakker Humanoid". Под незатейливый саундтрек можно изучить публику, благо многообразие видов просто поражает. Гастарбайтеры, почтенного и не очень вида пенсионеры, подростки, не проходящие в клубы по возрастному признаку и даже городские сумасшедшие. Но большую часть, по крайней мере у сцены, составляет народ более или менее в теме – молодежь с "ягуаром" (который, к слову, тут не продают, но пронос алкоголя за кордоны – национальный вид спорта) и вполне приличная публика, пришедшая на артиста, которого неплохо знает. Вопреки прогнозам, контингент едва ли хуже, чем в "Гауди" год назад, плюс никто не ломится сквозь строй с четырьмя стаканами пива.

Отыграв положенные 45 минут, Scan X со сцены не уходит, при этом к нему присоединяется еще четверо музыкантов. Дело в том, что Scan X – полноправный участник банды Лорана Гарнье, в которой отвечает за идущие с лаптопа (или "машины", как его называл Лоран) ритмические подложки. Кроме этого, в группе есть духовая секция в лице саксофониста Филиппа Надо (Philippe Nadaud) и трубача Филиппа Анико (Philippe Anicaux), а также Бенджамен Риппер (Benjamin Rippert), играющий на клавишах и иногда на гитаре. Сам Гарнье играет роль дирижера - руководит музыкантами ("ну давай же, руби, не стесняйся!"), что-то подкручивает на пульте и изредка подыгрывает.

"Hey, are you here?", кричит Гарнье голосом профессионального тренера по фитнесу, и публика послушно воздевает руки к небу. Народу много, погода хорошая, звук в полном порядке, скоро закат, в общем все условия для крутого концерта соблюдены. Французы играют вроде бы тот же материал альбома "Tales of a Kleptomaniac", но аранжирован сет совсем по-другому, под большую площадку. Гарнье, по сути, играет первозданное detroit techno – тот самый техно-джаз или техно-соул, о котором так много говорили Деррик Мэй (Derrick May) и Хуан Аткинс (Juan Atkins). Удивительно, что нужной степени свободы и близости с джазом смог достичь мало того, что белый, так еще и европеец. Более того, француз!

Если в прошлый раз главными действующими лицами в группе были духовики, то теперь акцент смещен скорее на клавиши Рипперта. Тот играет много, разнообразно и с видимым удовольствием. Большая часть его партий – жирные и ретроградские аналоговые соло, на которых тот к тому же щедро крутит фильтры. Судя по звуку, стоит у него Moog Voyager или что-то ему подобное. Нередко Лоран специально прибирает весь остальной звук, чтобы дать Бенджамену посолировать – смотрите, смотрите, всё играется живьем!

Гарнье чувствует себя стадионным героем и осваивает роль конферансье:
- "It's really amazing to be here again…".
- "Говори по-русски, б#@!" – яга-дэнсеры тоже не лезут за словом в карман.

Ассоциации с концертом Жана Мишеля Жарра (Jean Michel Jarre) напрашиваются сами собой. Монументальности тут, конечно, поменьше, но лайв безупречный и музыка хороша – уж насколько клубный танцевальный звук себя дискредитировал, но такие вещи как "тру техно в сочетании с джазом" работают безотказно, ноги и голова счастливы одинаково. Недостаток у площадки, пожалуй, всего один – наклон перед сценой идет не вверх, а вниз, то есть в 20 метрах от музыкантов не видно уже решительно ничего. Такая же проблема наблюдалась на фанковой площадке "пикника афиши" – организаторам опен-эйров все-таки стоит обращать на такие вещи внимание. А смотреть определенно есть на что – "Gnanmankoudji" музыканты превращают в отменный джазовый импровиз. "За что я люблю музыку, так это за возможность быстро перемещаться – в течение одного трека мы сейчас побываем в Детройте и Африке. Кстати, Gnanmankoudji это имбирный сок, от него в голове всё будто бы вспыхивает". Следом – совсем новая вещь, "Just Music", тоже вариации на детройтские темы.

"А теперь сыграем-ка мы что-нибудь странное!". Странным, конечно же, оказывается дабстеповый микс на "Freeverse" – куда более злой, чем альбомная "вторая часть". На ломаные басовые вибрации публика неожиданно отвечает безудержными танцами, похоже что дабстеп уже по-серьезному пошел в массы. Рядом с нами в исступлении пляшет хипстерского вида юноша, то и дело прихлебывающий из литровой бутыли "Джека Дэниелса". "Эй-еее, лет зе мюзик спиииин!" – мистер Джек решает попробовать себя в роли бэк-вокалиста. Следом идут "Bourre Pif" и бигбитовая "Pay TV" ("рок-н-ролл!!!").

Классику Гарнье бережет на конец: "Сегодня я встречался с одним журналистом, и он сказал – ну ты же должен сыграть что-нибудь старое, публика знает эти вещи. Вот и проверим. Эй, вы знаете "Crispy Bacon"? "Crispy Bacon", конечно, трудно назвать народным хитом, но поорать публика у нас завсегда рада. А напоследок нам, разумеется, достаётся "A Man With The Red Face", тоже превращенная в долгую импровизацию, лёгкая, свингованная и будто бы намеренно "прореженная" чтобы оставалось место на соло. Гарнье успевает представлять каждого музыканта, не забывая при этом отдельно уделить внимание Филиппу Надо – "это трек в его честь!". За 14 месяцев Гарнье и его банда не слишком изменились, но длинный тур их, судя по всему, ничуть не утомил – играть французы стали еще убедительнее. Импровизации стали более свободными, а программа – более целостной.

После такого логично было ждать давки на выходе из милицейского кордона и закрытых станций метро, но расходятся все совершенно мирно и буднично – заборы давно сняты, довольная и вполне трезвая публика медленно расползается кто куда. Ну что, может еще через десять с лишним лет на день города привезут Daft Punk?
In-trance.info - электронная музыка.
XML